Статья 317.1 ГК РФ. Новая редакция

При исчислении и уплате процентов по договору необходимо учесть последние изменения законодательства. Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 315-ФЗ внес изменения в п. 1 статьи 317.1 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее – «ГК РФ»). Изменения вступают в силу с 1 августа 2016 года. С момента внесения статьи 317.1 в ГК РФ (далее- «Статья») ее назначение было не совсем ясно. Изменения, вступающие в силу с 1 августа, сделали содержание статьи значительно более очевидным.

«1. Если иное не предусмотрено законом или договором, кредитор по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, имеет право на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется ставкой рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующие периоды (законные проценты).

2. Условие обязательства, предусматривающее начисление процентов на проценты, является ничтожным, за исключением условий обязательств, возникающих из договоров банковского вклада или из договоров, связанных с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности».

 п.1 Статьи в редакции, вступающей в силу с 1 августа (п.2 остался неизменным):

 «1. В случаях, когда законом или договором предусмотрено, что на сумму денежного обязательства за период пользования денежными средствами подлежат начислению проценты, размер процентов определяется действовавшей в соответствующие периоды ключевой ставкой Банка России (законные проценты), если иной размер процентов не установлен законом или договором.»

 Из предыдущей редакции статьи следовало, что она применяется к отношениям, субъектами которых являются коммерческие организации, индивидуальные предприниматели, либо извлекающие доход некоммерческие организации. Начисление процентов по ней возможно было только в случае задолженности именно денежных средств, а не любого встречного удовлетворения, имеющего денежную оценку. Также Статья применялась только к денежным обязательствам, вытекающим только из договоров.

В ходе исполнения договора обязательства сторон, не являющиеся денежными, но имеющие денежную оценку (например, обязательство по поставке товара против полученного аванса), при определенных обстоятельствах могли трансформироваться в денежные обязательства. В таких случаях применение ст. 317.1 ГК РФ возможно было только с того момента, когда обязательства стали собственно денежными.

Пример:

По договору поставки покупатель внес аванс за первую партию товара, однако, в установленный срок товар поставлен не был. В связи с этим покупатель отказался от исполнения договора и потребовал вернуть аванс. С момента предъявления требования о возврате аванса обязательство по поставке товара трансформировалось в денежное обязательство, которое попадает под действие статьи 317.1 ГК РФ. Начислять проценты в данном случае можно было за период с даты предъявления кредитором требования о возврате аванса.

По договору поставки покупатель внес аванс за первую партию товара, однако, в установленный срок товар поставлен не был. В связи с этим покупатель отказался от исполнения договора и потребовал вернуть аванс. С момента предъявления требования о возврате аванса обязательство по поставке товара трансформировалось в денежное обязательство, которое попадает под действие статьи 317.1 ГК РФ. Начислять проценты в данном случае можно было за период с даты предъявления кредитором требования о возврате аванса.

Норма о начислении процентов, содержащаяся в Статье 317.1 ГК РФ, являлась диспозитивной нормой, то есть применялась к отношениям сторон непосредственно, если они не пришли к согласию, либо допустили в своем соглашении пробел по данному вопросу.

В случае нарушения должником денежного обязательства проценты по статьям 317.1 и 395 ГК РФ (проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами) могли начисляться одновременно. Данную позицию поддерживали большинство судов. В итоге получилось, что должник должен был выплатить вдвое больше процентов за одно нарушение, так как за начислялись проценты одновременно по двум статьям ГК РФ.

Какие же изменения принесла новая редакция Статьи и какие последствия будут на практике?

С вступлением в силу новой редакции Статьи, ее действие сводится исключительно к установлению процентной ставки по процентам в денежном обязательстве в случае, если начисление процентов предусмотрено законом или договором, однако их размер не указан. В таком случае размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России.

Также начисление процентов на проценты по-прежнему признается ничтожным, за некоторыми исключениями, например, договор банковского вклада (данная норма была и в предыдущей редакции статьи).

Как видно из вышесказанного, действие статьи теперь предельно ясно и недвусмысленно.

Нельзя дать точную гарантию того, что в последствии при появлении судебной практики по Статье не появится никаких разночтений у экспертов и судей по поводу толкования Статьи, однако в новой редакции оно однозначно не вызовет столько вопросов и непонимания специалистов относительно ее применения.

В связи с вышеизложенным юристы компании ЕМГ советуют обязательно указывать размер процентов в денежном обязательстве, если их начисление предусмотрено законом и договором, так как при отсутствии такого указания, процентная ставка в соответствии со статьей 317.1 ГК РФ будет установлена в соответствии с ключевой ставкой Банка России.

«Бухгалтерские Вести» №33/2016